Есть ли смысл платить за роды? акушер-гинеколог о главных заблуждениях белорусок

Мужчина с телефоном — Марк Курцер, знаменитый московский врач-гинеколог, создатель сети клиник «Мать и дитя». Как многие москвичи, Курцер знает, что деньги не помогают преодолевать пробки, и при необходимости охотно пользуется общественным транспортом.

Сейчас он едет в поселок Лапино (неподалеку от платформы Перхушково) проконтролировать, как идет строительство его второго роддома: на электричке быстрее.

Всего же в его «медицинской империи» (выручка группы в прошлом году — 2,9 млрд рублей) — Перинатальный центр в столице, десяток медицинских центров (детских и женского здоровья) в Москве, Петербурге, Уфе, Иркутске и Киеве.

В дни, когда этот номер Forbes готовился к печати, в Лондоне шло IPO сети «Мать и дитя» (в середине октября компания успешно разместила свои акции, инвесторы оценили ее в $900 млн, подробнее об этом читайте здесь. — Forbes). Поэтому, чтобы не сказать журналисту лишнего во время IPO, Курцер берет с собой в поездку консультанта лондонского IR-агентства King Worldwide — это Том, тот самый молодой иностранец с портфелем.

У Курцера в разгаре road show: вчера встречался с инвесторами в Лондоне, в выходные летит в Америку, сегодня целый день переговоры в Москве. Но сегодня же пришлось оперировать: сложный случай, роженица весом 132 кг, а ребенок родился с шестым пальчиком. Курцер выясняет по телефону, почему этого не увидели на УЗИ.

В России не так много медицинских компаний, которые можно назвать крупными бизнесами, и не все они публикуют финансовую отчетность.

Американское агентство Frost & Sullivan ставит «Мать и дитя» на 2-е место после лидера рынка «Медси» (выручка в 2011 году — $199 млн), российская BusinesStat — на 3-е.

В любом случае в пятерке лидеров российского рынка медицинских услуг «Мать и дитя» — самая молодая компания. В чем ее секрет?

Специалист без зарплаты. Как многие гинекологи, 55-летний Курцер не любит вопрос, почему он выбрал эту профессию. Родители у него не медики, а в медицину, как он утверждает, его заманил дядя-физиолог. Так или иначе, еще до того как стать бизнесменом, Курцер стал знаменитым в столице врачом.

На операциях он ассистировал еще будучи студентом. В основном в ночную смену, куда новичкам попасть легче. Работа непростая, но, если тебе хватает четырех часов сна, жить можно.

После ординатуры он лет за десять вырос до доцента кафедры акушерства и гинекологии мединститута им. Пирогова в известной столичной 31-й больнице и в 37 лет стал главным врачом самого большого роддома в Москве — Центра планирования семьи на Севастопольском.

А в 2003-м — главным специалистом по акушерству и гинекологии Москвы и остается им до сих пор.

«Это не чиновничья должность, он так называемый внештатный специалист без зарплаты, — объясняет зам главного врача одного из московских роддомов.

— Задача главного акушера — совершенствовать медицинскую составляющую».

Главный специалист города по акушерству и гинекологии может выдавать медучреждениям обязательные для исполнения рекомендации по улучшению работы, подписывать внутренние документы департамента.

Как рассказывает собеседник Forbes, не в последнюю очередь благодаря усилиям Курцера за 10 лет смертность при родах в столице снизилась в 1,5 раза. Главный акушер-гинеколог города, по его словам, ввел в моду органосберегающие операции.

Раньше при гнойно-септических осложнениях удаляли матку, причем не только из-за проблем с оборудованием, но и из-за сложившейся практики, объясняет зам главврача роддома: привыкли удалять, меняться сложно, врачи не хотят брать на себя ответственность.

Курцер приглашал медиков посмотреть, как он делает операции, читал лекции, вел курсы повышения квалификации, выезжал сам (и выезжает до сих пор) на сложные случаи. «У него интуиция на грани гениальности.

Я делаю вывод из совокупности фактов, а он — просто так, сразу и абсолютно точно», — говорит о Курцере известный кардиохирург Михаил Алшибая.

Большое строительство. Как и многие российские капиталисты, занявшиеся бизнесом еще во время работы в госструктурах, Курцер не слишком вдается в детали, говоря о самых ранних коммерческих операциях.

Первый бизнес-опыт, оставивший след в базе данных регистраций юридических лиц СПАРК, — покупка в 2002 году стоматологической поликлиники на восточной окраине Москвы.

«Это была небольшая клиника, и позже я ее продал», — коротко говорит он.

Есть ли смысл платить за роды? Акушер-гинеколог о главных заблуждениях белорусок

Незадолго до этого, в 2001 году, правительство Москвы отдало участок земли площадью 1,36 га на Севастопольском проспекте рядом с Центром планирования семьи в аренду ЗАО «МД проект 2000» для строительства Перинатального медицинского центра «по предложению Комитета здравоохранения Москвы». Финансировать строительство согласно этому постановлению должна была сама компания, владельцем которой официально стали два офшора — с Британских Виргинских островов и из Невады. Строительство и оснащение Перинатального центра площадью 32 000 кв. м обошлось, как утверждает Курцер, в 2 млрд рублей. Сейчас ЗАО «МД проект 2000», как и большинство других активов сети «Мать и дитя», принадлежит кипрской MD Medical Group Investments (зарегистрирована в августе 2010 года), единственным владельцем которой является Курцер. Кто же финансировал строительство?

Есть несколько версий. Курцер уверяет, что своих денег в строительство не вкладывал, а первый миллиард рублей пришел в виде кредита от Сбербанка под гарантию основателя крупного дистрибьютора лекарств компании «СИА Интернейшнл» Игоря Рудинского.

По данным газеты «Ведомости», «для реализации проекта Перинатального медицинского центра была создана инициативная группа, куда вошли в том числе владелец фармдистрибьютора «СИА Интернейшнл» Игорь Рудинский и основатель сети фитнес-клубов World Class Ольга Слуцкер».

А один из информированных участников российского медицинского рынка утверждает, что в «инициативной группе» принимал участие еще и основатель «Тройки Диалог» Рубен Варданян, который «то ли дал денег, то ли помог собрать денег».

«Я выступал гарантом в двух ипостасях — как физическое лицо и как юридическое — «СИА Интернейшнл», — рассказал Forbes Рудинский. Он говорит, что никогда не был акционером Перинатального центра, а просто поддержал хороший проект, потому что давно знал Курцера.

Кроме того, Рудинский ссужал Курцера деньгами на этапе строительства — после открытия Перинатального центра проблем с возвратом кредита Сберу не возникало. Варданян передал Forbes через своего представителя, что гордится знакомством с Курцером, но на вопросы о нем отвечать не будет.

Остальные представители столичного бомонда, чьи имена упоминались в связи с историей строительства Перинатального центра (среди них председатель совета директоров ИК «Ренессанс Капитал» Игорь Каменской и заместитель генерального директора «Первого канала» Александр Файфман), также заявили корреспонденту Forbes, что с Курцером их связывает глубокая дружба — и все.

«Он умеет дружить с нужными людьми, но это для него не принцип. Просто все у него рожали», — объясняет кардиохирург Алшибая. Акушерство — счастливая профессия в смысле приобретения связей. Курцер давно устал от вопроса: «А такой-то тоже пользовался вашими услугами?» — и, упоминая фамилии, идет от противного: «Кстати, вот этот у меня не рожал».

В «клубе Курцера» есть и резиденты «Золотой сотни» («Сколько? Не считал!»), и федеральные и московские чиновники. Связи сохраняются. «Он очень хороший коммуникатор, — говорит о Курцере Ольга Слуцкер. — Он делает так, что тебе кажется: ты самый главный пациент для него». «Просить влиятельных знакомых о поддержке иногда приходилось, — почти неслышно за шумом электрички признается Курцер.

— Но мне помогали за имя, а не за деньги».

После завершения строительства центра потребовались деньги на его оборудование. Второй транш кредита — еще 1 млрд рублей — тоже выдал Сбербанк, теперь уже под залог здания, утверждает Курцер.

Принадлежащий ему Перинатальный центр — розовое здание рядом с серой «пластиной» государственного Центра планирования семьи, который Курцер возглавлял до минувшего сентября, — открылся в 2006 году, через пять лет после выделения участка.

«Есть идея». Можно с максимальной энергией пробивать меры по улучшению государственной медицины, но, как показал опыт Курцера, та же энергия, приложенная к своему бизнесу, дает во много раз больше. В Перинатальном центре поначалу было 225 коек.

Но когда через несколько лет загрузка центра приблизилась к максимуму, Курцер сделал из нескольких двухкомнатных «люксов» по паре однокомнатных и отдал для новых палат часть подсобок: теперь в центре 250 мест.

При «среднем чеке» 300 000 рублей (эти данные предоставила Forbes генеральный директор группы Елена Младова) в 2011 году здесь проведено 2900 родов, что принесло 870 млн рублей — четверть выручки группы «Мать и дитя».

Есть ли смысл платить за роды? Акушер-гинеколог о главных заблуждениях белорусок

Еще один источник дохода — технология экстракорпорального оплодотворения (ЭКО), которую ставила на поток в Перинатальном центре именно Елена Младова, ученица Курцера, прежде работавшая у него в государственном Центре планирования семьи и занимавшаяся ЭКО и там.

«Он мне сказал: есть идея, подумай, где взять специалистов, какое оборудование, бюджет», — говорит Младова. ЭКО стоит здесь до 150 000 рублей, к 2011 году эта услуга принесла компании 12% выручки.

В прошлом году Курцер создал в Перинатальном центре, еще раз перекроив площади, платную поликлинику — теперь уже общего профиля для взрослых.

Остальные источники дохода — педиатрия, продажа медицинских товаров, ведение беременности.

Курцер ввел систему контракта с конкретным врачом: чтобы именно он, а не «дежурная бригада» принимала роды, хотя, как говорит Младова, на Западе так не принято. По ее словам, за счет того, что все пациенты платные, зарплату врачей удается держать на высоком уровне: в среднем 220 000 рублей. Курцер сам проводит собеседования с врачами, которых берут в «Мать и дитя».

Кадровые проблемы ему решать проще, чем другим медицинским руководителям: по работе (помощь роддомам, выезд на сложные случаи, преподавание, научная деятельность) он знаком практически со всеми видными специалистами акушерского рынка.

Руководителя отделения, где выхаживают недоношенных детей, он нашел в «Скорой помощи», специалиста по генному анализу нанял на профильной конференции в Лондоне.

Читайте также:  Лекция 9: признание безработным. правовой статус безработного

В доле. Перинатальный центр работает почти с максимальной загрузкой (очереди там бывают не меньше, чем в бесплатном для москвичей Центре планирования семьи).

Кредит Сбербанка, взятый под 9–11% годовых, погашен из доходов от текущей деятельности в 2010 году, а в 2011-м Курцер сделал следующий шаг в бизнесе — начал строить сеть клиник.

«Мы сотрудничали с рядом клиник, у нас были общие пациенты, и Марк Аркадьевич купил эти учреждения», — говорит Младова.

«Купил» — не совсем верное слово. Если у MD Medical Group, головной структуры сети, есть единственный владелец, Марк Курцер — лучший вариант для презентации инвесторам, то у клиник (на них приходится 30% оборота и 20% EBITDA группы) не так.

Доли принадлежали и принадлежат врачам сети и многочисленным частным инвесторам из числа знакомых Курцера. «Сеть объясняет то, что покупала не целиком, желанием мотивировать ключевой персонал», — говорится в отчете J.P.Morgan, организатора размещения компании «Мать и дитя».

«Я работаю только со знакомыми: все совладельцы клиник «Мать и дитя» — мои друзья или коллеги», — подчеркивает основатель компании.

Есть ли смысл платить за роды? Акушер-гинеколог о главных заблуждениях белорусок

Сеть создана, что дальше? Курцер пошел ва-банк: в 2011 году на взятые в кредит у ВТБ 2,9 млрд рублей «Мать и дитя» купила в подмосковном Лапино, возле Рублево-Успенского шоссе участок и начала строительство нового роддома на 42 000 кв. м — на треть больше московского Перинатального центра (сюда-то Курцер и едет на электричке). Курцер надеется окупить проект примерно в те же сроки, что и в Москве, за семь лет.

Вокруг здания со множеством входов, облицованного разноцветной плиткой, грязь, но в ноябре Курцер собирается отметить открытие. «Ну что, вам нравится? — требовательно спрашивает он. — Реанимация у самого входа, чтобы зря не тратить времени.

Коридоры? Мы не экономим место. Операционная? Дополнительное окошко, чтобы убирать отходы после операции, не мешая больному. Все самое лучшее!» Похожее здание он собирается строить в Уфе, на это пойдут деньги от IPO, если оно пройдет удачно.

Организаторы размещения, Deutsche Bank и J.P.Morgan оценили «Мать и дитя» в $855–995 млн. Эта цифра правдоподобна: еще один крупный участник столичного медицинского рынка, ОАО «Медицина» кардиолога и предпринимателя Григория Ройтберга, получил от Международной финансовой корпорации IFC $35 млн в обмен на 6% своих акций, что соответствует оценке примерно в $600 млн.

Объем размещения согласно планам организаторов составляет $295–343 млн, из них примерно $150 млн получит за свои акции Курцер, а остальное — компания (за дополнительно выпущенные акции).

После размещения новым инвесторам будет принадлежать 30–35% компании — в зависимости от того, воспользуются ли банки-организаторы IPO своим правом выкупить несколько процентов.

Когда этот номер готовился в печать, книга заявок была, по словам Курцера, практически заполнена, а когда журнал выйдет из типографии, будут подведены официальные итоги размещения. Опрошенные Forbes эксперты не сомневаются в успехе.

«Мать и дитя» затеяла IPO вовремя, считает глава группы компаний «Бионика» Юрий Крестинский. «Отрасль для вложений перспективная, с января медицина получит новые льготы, но не уверен, что стоило устраивать размещение в Лондоне, а не здесь», — говорит Давид Мелик-Гусейнов, директор аналитической компании Cegedim Strategic Data.

Сам же Курцер, кажется, больше озабочен ходом строительства роддома, чем происходящим в Лондоне. Как большинство участников списка Forbes, он хотя и работает по 12–14 часов в сутки, не является аскетом: домой со стройки его увозит уже не электричка, а комфортабельная Audi.

Беременность и роды: актуальные вопросы

Источник изображения: www.pixabay.com Одни их самых трепетных тем для обсуждения – беременность и роды. Именно по ним задают больше всего вопросов на различных форумах, и на нашем портале в том числе. На самые популярные вопросы медицинскому порталу SIBMEDA ответил главный акушер-гинеколог Новосибирской области Рэм Волков.

– Сегодня многие молодые пары не торопятся заводить ребенка, желая пожить «для себя». Однако статистика утверждает, что рожать стали чаще. За счёт чего прирастает население области?

   – Но рожать за последние несколько лет действительно стали чаще. За последние три года Новосибирская область вышла из демографической ямы. Рождаемость стала превышать смертность, и эта тенденция пока сохраняется. За первые 9 месяцев 2015 года было принято почти 28 000 родов. Окончательных цифр еще нет, но общее количество родов будем таким же или даже больше, чем в 2014 году. В 2014 году было принято 37500 родов.    Однако, действительно, молодые пары сегодня нацелены на другое, на удовлетворение собственных амбиций. Дети рождаются у уже состоявшихся пар. Как правило, это второй и третий ребенок. Именно благодаря этому фактору увеличилась рождаемость. И эта тенденция пока сохраняется.

– Дети какого пола сегодня чаще всего рождаются?

   – Месяц на месяц, год на год не приходится. Одно время больше девочек, в другое – мальчиков. На 100 девочек обычно рождаются 103-105 мальчиков.

– По словам многих пациентов и врачей, беременным часто назначают те или иные лекарственные препараты «для подстраховки» или «на всякий случай». Такое поведение акушеров-гинекологов пациенты должны считать нормой?

   – Что есть – то есть. Так что даже в обществе сложилось устойчивое мнение, что, если врач ничего не назначил, это плохой врач. Но сегодня хороший акушер-гинеколог – тот, который не назначает никаких препаратов, в том числе и поливитаминов. Потому что здоровой женщине, которая ведет здоровый образ жизни, правильно питается, не требуется назначение каких-либо препаратов. Во всём мире доказано действие только одного витамина, который позволяет снизить врожденные пороки развития – фолиевой кислоты. Действие всех остальных витаминов на сегодняшний день бездоказательно. Доказательная медицина утверждает, что нет препаратов, действие которые во время беременности является доказанным, то есть, нет подтверждения тому, что препарат для улучшения кровообращения во время беременности реально его улучшает. Значит, возникает вопрос, надо ли принимать этот препарат, если его действие не доказано.

– Как вы лично относитесь к медикаментозному вмешательству во время беременности?

– Лично я абсолютно против какого-либо медикаментозного вмешательства во время беременности. Беременные, которые наблюдаются у меня, принимают один препарат – фолиевую кислоту.

– Это абсолютно для всех беременных?

   – Конечно, когда есть реальные медицинские показания, то назначение и приём лекарств необходим, чтобы не допустить ухудшение состояния беременной и развитие осложнений у плода. Новосибирская область – один из немногих регионов, где утвержден перечень препаратов, которые можно использовать во время беременности. Но, если у женщины нет хронического заболевания, из-за чего она должна принимать лекарственные препараты, чтобы держать под контролем своё заболевание, то приём иных медикаментов не требуется и не рекомендуется. Здесь я призываю беременных женщин быть более бдительными в этом отношении. Ведь приём препаратов во время беременности не является абсолютно безопасным для плода.

– Что вы можете сказать о статистике родоразрешения? Есть статистика, что сегодня роды начинаются с разрыва плодных оболочек. А это правильно? И с чего роды должны начинаться?

   – По идее, схватки должны быть первичны. В норме разрыв плодных оболочек должен происходить на раскрытии шейки матки на 6-8 см. Если пузырь разрывается до родов, что происходит в 10-20% случаев, это называют преждевременным излитием околоплодных вод. Если шейка матки при этом раскрыта на 3 см, то – ранним излитием. Но учтите, что всё это не является и не считается патологией. Если всё-таки разрыв плодных оболочек произошёл, то женщина сразу попадает в группу риска развития осложнений родовой деятельности. Но всё равно это не отклонение от нормы. Так что специалисты сегодня даже спорят по поводу того, что является нормой для начала родовой деятельности – схватки или разрыв околоплодных оболочек.   

– Как долго сегодня длятся роды? Есть мнение, что они по времени стали короче, чем 20-30 лет назад.

   – Если говорить о нормах прошлого века, то тенденция к укорочению родов, безусловно, есть. То, что раньше считалось нормой, сегодня недопустимо. Какой сегодня врач будет наблюдать роды 24 или 48 часов?! А это 20-30 лет назад считалось нормой. Конечно, с одной стороны, можно дать время пациентке, так сказать, порожать, но риски рождения детей с осложнениями у этой группы рожениц очень высок. Также высоки риски развития осложнений у детей, рождённых в результате стремительных, коротких родов, длящихся менее 6 часов.    Сегодня считается нормальным, что первый период родов у первородящей длится 16-18 часов, второй – до двух, третий – 30 минут.

– Как часто сегодня бывают преждевременные роды? Что на них может указать?

– В Новосибирской области процент преждевременных родов составляет 6,7%. Ежегодно имеется незначительное увеличение количества преждевременных родов как в целом в мире, так и в Новосибирской области. Но это не значит, что наступление преждевременных родов никто не контролирует. Каждый специалист знает все риски своих пациенток, если последние наблюдаются и выполняют все предписания врача. О таких рисках женщина может узнать во время второго ультразвукового скрининга. Диагностика преждевременных родов стандартизирована, она предполагает измерение длины шейки матки. Замеры осуществляются во время второго ультразвукового скрининга. Согласно действующим стандартам, он производится на 20-24 неделе беременности. По результатам этой процедуры врач рассказывает пациентке о тех рисках, которые её могут ожидать. Если шейка матки больше 25 мм, то вопрос о возможности преждевременных родов снимается. Если меньше, то женщина попадает в группу риска. В соответствии с этими рисками ей должна быть оказана специализированная медицинская помощь. Преждевременными родами сегодня называются роды, которые могут произойти с 22 недель беременности до 36 недель и 6 дней беременности женщины.

– С 36 недель и 6 дней роды могут начаться в любой момент. Однако в новосибирских родильных домах есть практика устраивать условно «плановые» роды всем поступившим в роддом в отделение патологии беременности. Обычно это делают «случайно» через вскрытие оболочек пузыря. Нареканий по этому поводу сегодня предостаточно. Как вы прокомментируете это?

Читайте также:  Льготы вдовам военных пенсионеров в 2021 году последние новости

   – Отчасти соглашусь, что такая практика есть. Но сегодня данная тактика оговаривается и должна оговариваться заранее. Более того, эта процедура требует информированного согласия пациентки. Если женщина добро на бумаге не даст, врач не имеет право это сделать. Если кто-то «случайно» вскрыл пузырь, то давайте разбираться, почему врач это сделал. Пациентки должны понимать, что ответственны за своё здоровье, и задавать вопросы, если происходит что-то, что им непонятно. Если врач говорит, давайте проведём эту процедуру, потому что у вас 39 недель, и нет других факторов, требующих вызвать роды, то мой совет: бегите от этого врача. Но если врач говорит, что у вас возможны или есть медицинские осложнения (к примеру, сильно нарастают отёки, высокое давление, или ребёнок плохо себя чувствует) и требуется вызвать роды, женщина должна серьёзно задуматься о плановом родоразрешении.   

– Женщина может сама попросить организовать для неё плановые роды через вскрытие пузыря или стимуляцию родовой деятельности?

   – Может. Некоторые женщины сами хотят побыстрее родить, и они просят вызвать роды. Но в этом случае ответственность ложиться полностью на пациентку за её здоровье, за жизнь ещё не родившегося ребенка. Роды всегда непредсказуемы. Ребёнку такие плановые роды могут принести осложнения.

– За рубежом есть возможность заказать себе условно беспроблемные роды путём кесарева сечения. В наших родильных домах можно попросить провести роды таким образом?

   – В новосибирских родильных домах, как и в целом в России, кесарево сечение по желанию женщины никто не делает. Ведь если сравнивать количество осложнений после естественных родов с количеством осложнений после кесарева сечения, то последние будут превышать первые показатели в три раза. Почему-то многие считают, что кесарево – это безопасно и удобно. Но это не так. В большинстве случаев эта операция улучшает прогноз для ребёнка, но увеличивает риски для матери. Поэтому кесарево сечение требует чётких медицинских показаний. На сегодня это крайняя мера для родоразрешения с минимальными потерями. Между тем, не забывайте: это операция, которая была придумана на умирающей или мёртвой женщине.

– Наконец, ещё один наболевший вопрос. Эпидуральную анестезию мы можем сегодня заказать. С вашей точки зрения, это хорошо или плохо?

   – На эпидуральную анестезию стоит смотреть с разных точек зрения. Если мы рассматриваем эпидуральную анестезию с точки зрения желания женщины сделать роды безболезненными, то я категорически против её использования. У этого метода тоже есть осложнения. Об этом не нужно забывать. Если произойдёт анафилактическая реакция, то женщина может просто умереть.

С другой стороны, этот метод буквально перевернул весь акушерский мир. Он позволяет решить многие проблемы. Но требует объективных показаний. 

Вернуться ко всем статьям

Роддом при ГКБ им. С.С.Юдина | Один из лучших роддомов в Москве

Мы находимся в пятерке лучших роддомов г. Москвы*

Перинатальный центр на Каширке Москва, расположенный на территории К4 (Коломенский проезд, д. 4, строение 2) – это многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение, в состав которого входит родильный дом на 140 коек и отдельный детский боксированный корпус (ДБК) на 104 койки, который специализируется, в том числе, и для выхаживания недоношенных детей весом от 500 гр.

  • Специализация роддома — преждевременные роды, проблемы урологии, сосудистые нарушения.
  • В роддоме работает платное консультативно-диагностическое отделение, где выполняются все виды консультативной акушерской и гинекологической помощи, наблюдение по беременности, обследование у смежных специалистов.
  • При родильном доме успешно работает школа материнства, где занятия ведут квалифицированные врачи: акушер-гинеколог, неонатолог и клинический психолог, реаниматолог.

* По версии сайта RTP-news.com

Удобное расположение на юге Москвы

Опытные специалисты

Комфортные условия

Современное оснащение

Многолетний опыт наших специалистов и современное оснащение роддома позволяет оказывать помощь в родах будущим мамам с любой сопутствующей патологией (сердечно-сосудистые заболевания, заболевания органов дыхания, эндокринная патология, заболевания почек, нервной системы, костно-мышечной и др.). При отсутствии противопоказаний у нас проводятся роды с рубцом на матке, с тазовым предлежанием плода, с многоплодной беременностью.

Грудное вскармливание – залог здорового развития малыша. Мы научим и поможем прикладывать малыша к груди сразу после его рождения.

Роддом специализируется на оказании помощи при преждевременных родах. Слаженная работа команды высококлассных специалистов: акушеров, анестезиологов, детских реаниматологов бережно и безопасно поможет при рождении недоношенного малыша.

В роддоме проводятся естественные мягкие, вертикальные роды с минимальным вмешательством (в рамках контрактных родов), роды в воде, а также партнерские роды и платные роды в Москве. Естественные роды проходят в палатах с домашним интерьером и ванной (не на всех этажах роддома) для максимального эмоционального и психологического комфорта роженицы.

Обязательно присутствие детского врача-неонатолога на родах. Для обезболивания родов применяют современные виды анестезии, которые определяет акушер-гинеколог совместно с анестезиологом и по согласованию с роженицей.

По желанию на родах может присутствовать супруг, психолог или мама- такие роды проводятся в специальных родильных боксах для партнерских родов.

Основной упор специалистов нашего родильного дома делается не только на оказание качественной медицинской помощи, но и на пациентоориентированность.

Приветливые лица, доброжелательное отношение к пациентам, способность ответить на любые вопросы беременных и родивших мамочек, помочь в любой ситуации — мы стараемся делать все, чтобы Ваше пребывание в нашем роддоме было комфортным и оставило только приятные впечатления.

Пациентки роддома размещаются в 1-но, 2-х и пятиместных палатах (в зависимости от отделения). На время вашего пребывания мы предоставим вам необходимые принадлежности — халат, тапочки, ночную рубашку, пеленки для малыша.

Консультативно-диагностическое отделение родильного дома оказывает все виды консультативной акушерской и гинекологической помощи на платной основе: наблюдение беременности, обследование у смежных специалистов. Заключение контракта на ведение беременности возможно с 11 недель и вплоть до 36 недели беременности.

Ведение беременности проводится индивидуальным врачом акушером-гинекологом. При этом женщина имеет возможность круглосуточно связаться со своим врачом по телефону и обсудить возникшие проблемы.

В контракт на ведение беременности включено полное лабораторное, ультразвуковое обследование (УЗИ), кардиотокография (КТГ) плода, а также обследование у смежных специалистов.

Виртуальный тур по роддому

Список вещей в роддом

Контракт на роды

Контракт на роды заключается с 36 недели беременности. Роды ведет персональный акушер-гинеколог в индивидуальном родовом зале, оснащенным всем необходимым, в котором женщина находится в течении всего периода родов.

Имеется 3 VIP бокса для индивидуального ведения родов на платной основе, оборудованных дыхательной и наркозной аппаратурой, проводится кардиомониторное наблюдение за схватками и состоянием плода, а также УЗИ и доплерометрия.

Для родственников, сопровождающих роженицу в партнерских родах, предоставляется размещение в VIP — номере, оборудованным кухонным уголком, телевизором, мягкой мебелью, кондиционером, санузлом. Также для удобства родственников имеется кофемашина, чайник, чайный набор.

При родильном доме работает Школа материнства, где занятия ведут квалифицированные специалисты: акушеры-гинекологи, педиатры и психолог. Руководит школой перинатальный психолог, психолог-консультант Светлана Золотарева.

Посещения в отделении патологии и послеродовом отделении родильного дома осуществляются с 16.00 до 19.00 ежедневно. Встречи с родственниками проходят только ХОЛЛЕ ОТДЕЛЕНИЯ. Просим взять с собой бахилы или сменную обувь.

Посещения пациенток родильного дома на 4 этаже послеродового отделения возможны с 8.00 до 20.00 часов.

В детском боксированном корпусе (ДБК) московского перинатального центра функционируют: отделения реанимации и интенсивной терапии, два отделения патологии новорожденных и недоношенных детей, а также кабинет катамнеза.

Все три этажа ДБК укомплектованы самым современным оборудованием, имеется собственная операционная для проведения офтальмологических и нейрохирургических операций у недоношенных детей.

В адрес нашего перинатального центра приходят самые положительные отзывы мамочек.

Помимо оснащенности всей необходимой современной медицинской аппаратурой для интенсивной терапии, выхаживания и лечения «детей-торопыжек», в ДБК созданы все условия для комфортного пребывания малышей и их мам.

Начиная от входа в светлое и просторное помещение, заканчивая уютными комнатами отдыха и столовыми для мам, которые постоянно находятся рядом со своими малютками, пока те набирают силы в отделении реанимации и интенсивной терапии.

Задача врачей перинатального центра- оказывать высококвалифицированную медицинскую помощь и создавать условия, максимально приближенные к домашним как в роддоме, так и в неонатальном корпусе по выхаживанию недоношенных деток.

Врачи центра

Вниманию пациентов и посетителей!

Отзывы о роддоме

Ксения Логвинова

Огромное спасибо за сына!!! Рожала 21.01.21.

Спасибо всем, кто принимал участие в моих родах, начиная с приемного отделения и заканчивая выпиской! Особенная благодарность Коваль Наталье Николаевне за ее поддержку, советы по дыханию, бережные руки и смене в тот день!!! Коллектив весь замечательный, обстановка спокойная, палаты чистые и еда вкусная. С теплом вспоминаю эти 3 дня, проведённые в род доме !

Правила жизни главного акушера-гинеколога страны

Рабочий день главного акушера-гинеколога России Лейлы Адамян начинается в семь утра. В лифте она снимает с рук часы и кольца, на ходу надевает хирургическую пижаму. Через десять минут — операция.

Столь титулованных женщин в российской медицине мало. Лейла Адамян — академик, заслуженный деятель науки, кавалер орденов «За заслуги перед Отечеством» IV, III и II степени.

Но каждый день, как и сорок лет назад, она выполняет по несколько сложнейших операций.

Двадцатого января у Лейлы Владимировны юбилей. Корреспондент РИА Новости провел один день с этой удивительной женщиной.

«Ответственность за две жизни»

Интервью Лейла Адамян назначает на девять утра. К этому времени она уже четыре часа на ногах. Чтобы все успевать, встает в пять. «Сплю по четыре-пять часов, не более. Не могу позволить себе тратить драгоценное время впустую.

Зато у меня нет проблем со сном, как только голова касается подушки, отключаюсь», — пока мы идем по коридорам Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова, Лейла Владимировна говорит на отвлеченные темы.

Впереди несколько напряженных часов — ее экстренно вызвали к женщине с тяжелой формой миомы матки.

Туфли на каблуках хирург меняет на сабо на высокой танкетке только у входа в операционную. Считает, что даже на самой сложной работе женщина должна оставаться элегантной. Выйдет лишь спустя полтора часа. Накинет белый халат и упорхнет обратно в приемную, где ее уже ждут пациенты…

Читайте также:  Земля за 3 ребенка в 2021 году москва: изменения и поправки

В отличие от большинства известных врачей, Лейла Адамян родилась в семье, не имеющей отношения к медицине. Отец — мастер-инженер на заводе, мать — учитель начальных классов.

Воспитывая двух девочек, они не могли предположить, что обе потом наденут белые халаты. Профессию за сестер выбрали соседи. Точнее, даже не соседи — двор.

В Тбилиси семья проживала в доме, объединенном типичным двором-колодцем. Всего там ютилось 17 «ячеек общества», и в каждой огромное количество бабушек, дедушек, тетушек.

Неудивительно, что скорая к ним наведывалась с пугающей регулярностью.

«Я всегда выбегала встречать врачей. Пока они слушали пациента, делали ему уколы, стояла рядом и наблюдала, — вспоминает во время интервью РИА Новости Лейла Владимировна.

— Для меня люди в белых халатах были настоящими ангелами, которые приезжали к больному человеку, а уезжали от здорового.

Со временем доктора настолько ко мне привыкли, что просили записать что-то в карте, посчитать пульс, помочь в перевязке раны. И я это делала с превеликим удовольствием».

К одиннадцати годам Лейла четко знала, при каких симптомах полагается укол магнезии, а при каких — горчичники.

Так сложилось, что с третьего класса ее и сестру воспитывала только мама. «Мы с ней четко договорились: она работает, я учусь. И я очень старалась. Достаточно сказать, что в школе была единственной медалисткой на четыре выпускных класса», — замечает акушер-гинеколог.

Вторым увлечением Лейлы Адамян был спорт: несмотря на невысокий рост, она была капитаном юношеской женской сборной по волейболу.

«Еще тогда я привыкла к командной работе, к тому, что успех игры во многом зависит от моих решений и от сплоченности в команде. Я брала на себя ответственность и получала от этого драйв. При выборе профессии это был один из решающих факторов.

Мне нужна была работа, где бы я не была на вторых ролях, где бы от меня зависела судьба человека. Акушерство и есть такая судьбоносная специальность. Причем здесь риск помножен надвое, ведь ты берешь ответственность сразу за две жизни — женщины и еще не родившегося малыша.

Или, что тоже очень значимо, даешь возможность испытать чувство материнства тем, кто был лишен этого из-за различных заболеваний».

В медицинский институт Лейлу Адамян приняли по результатам единственного экзамена — как медалистку. И продлился он недолго.

«Помню, я даже из кабинета не хотела уходить, все ждала, что мне зададут еще вопросы. Озвученные показались слишком легкими», — вспоминает собеседница агентства.

Гинекологом она изначально быть не хотела — видела себя хирургом. Но муж был категорически против. «На тот момент он уже работал хирургом в Институте имени Вишневского. А два оперирующих врача в семье — это слишком, — объясняет Лейла Владимировна. — Я подчинилась, ушла в гинекологию. А потом, так уж сложилось, все равно выбрала хирургию».

«Двое суток не отходила от пациентки»

В Центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова Лейла Адамян пришла 47 лет назад — в 1971 году. Сперва была субординатором, потом ординатором.

По утрам вместе с медицинскими сестрами лично брала кровь у всех пациенток. Раз в неделю ставила себе дежурство по родовому залу. «Я бралась за все.

Считаю, что настоящий врач, а тем более акушер-гинеколог, должен уметь и роды принять, и остановить кровотечение».

После ночных дежурств спешила домой к двум дочкам, которых родила во время учебы в 1-м Московском медицинском институте имени И. М. Сеченова. Одну — на зимних каникулах, вторую — на летних.

«Кстати, у нас феноменальная семья: мой отец, я и моя дочь родились 20 января в одно и то же время», — приводит любопытный факт собеседница.

Одно из ночных дежурств Лейла Адамян не забудет никогда. Ее экстренно вызвали в операционную: у роженицы по имени Марина открылось кровотечение.

Как оказалось, женщина скрыла от врачей, что у нее тяжелое заболевание, при котором не сворачивается кровь. «Когда меня позвали в операционную, она уже потеряла два литра. За последующие два дня — еще 23.

Только вдумайтесь в это: 25 литров крови. У взрослого человека их всего пять. Мы переливали ей кровь, она ее теряла…» — объясняет врач.

Донорами для Марины стали курсанты из расположенной напротив больницы школы милиции — они выстроились в очередь, чтобы сдать кровь для умирающей молодой матери.

Двое суток Лейла Владимировна не отходила от пациентки: держала ее за руку. Даже обед ей приносили в палату интенсивной терапии. «Нужно было что-то делать, ведь дальше так продолжаться не могло. И я позвонила мужу.

Он тогда руководил отделом перевязочных, шовных и полимерных материалов Института хирургии имени А. В. Вишневского, где как раз начали проводить первые эмболизации (то есть «закупорки» артерий малоинвазивным методом. — Прим. ред.).

Правда, до этого случая технология применялась в основном при кровоизлияниях в мозг либо при операциях на головном мозге.

Помню, как умоляла в трубку: «У меня на руках женщина умирает, сделай что-нибудь, ведь еще одну операцию она не переживет!» Он спросил, транспортабельна ли пациентка. И мы взяли ответственность за перевозку на себя».

Это была первая в Советском Союзе эмболизация в акушерстве и гинекологии. Кровь остановили — Марина выжила. «Когда мы давали материал об этой операции в газету «Известия», журналисты даже объем кровопотери решили исправить: вместо 25,5 литра написали 2,55. Никто не мог поверить, что человек может потерять столько крови и остаться в живых», — замечает Адамян.

Прошло 34 года. Марина периодически звонит Лейле Владимировне. А недавно привела сына и сказала, что пришла за внуками.

Сорок шесть лет подряд профессор Адамян принимает по четвергам. Но и в другие дни перед ее кабинетом выстраивается очередь. В коридоре отделения оперативной гинекологии, которое она возглавляет, к Лейле Владимировне бросается посетительница в цветастом платье-халате и платке. «Каждый день буду за вас молиться, что не отказали», — на ломаном русском благодарит она врача.

Просит не фотографировать ее и не упоминать имени. В таджикском городе Худжанд, откуда они приехали, никто не знает, что у ее дочери довольно редкая гинекологическая проблема — девушка родилась с неразвитыми маткой и влагалищем. Такая патология называется аплазия.

«Если в нашем городе кто-то услышит об этом, замуж не возьмут. А она ведь у меня пятый ребенок, красавица», — мать чуть не плачет.

Объясняет, что за эти годы обошли десятки врачей в Таджикистане, но помочь никто не смог. «Все говорят, что это врожденный порок, лечить нельзя, нужно жить так. А как так? Ей ведь замуж надо…»

Один из врачей посоветовал ехать в Москву, к Лейле Адамян. «Я интернет читала, нашла все про нее. Она доктор от Бога. Она мне сказала: «Не плачьте, я сама сделаю операцию, все будет хорошо. Сейчас мою девочку уже готовят, через два часа Лейла Владимировна ее возьмет».

В кабинете акушер–гинеколог уточняет, что такой порок развития женского организма вовсе не уникален. Диагностируется у трех процентов девочек. И именно Лейла Владимировна разработала авторскую методику устранения этого дефекта.

Более того, в Национальном медицинском исследовательском центре акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова таких операций проведено больше, чем во всем мире.

«Из брюшины мы создаем влагалище, делаем все, чтобы пациентка стала полноценной женщиной», — объясняет врач.

«В 60 лет научилась танцевать»

Но чаще всего больные приходят к ней с другой проблемой — миомами. Самая большая опухоль, которую удаляла профессор Адамян, была размером с доношенную беременность.

«Женщина боялась оперироваться. Когда приехала, сказала, что ходила к духовнику и он посоветовал обратиться именно ко мне», — вспоминает Лейла Владимировна.

Но и это не все. Лейла Адамян одной из первых начала внедрять в СССР лапароскопические операции, а также использовать в гинекологии лазеры, ультразвук и другие прорывные технологии.

У нее более 30 авторских свидетельств на различные медицинские изобретения. Например, процедура ЭКО в России распространилась в том числе благодаря Лейле Владимировне. Первые 324 яйцеклетки она лапароскопическим путем извлекла и отправила на анализ. «Для этой процедуры я изобрела специальный аппарат — устройство для забора жидкости из замкнутых пространств». 

Про себя она так и говорит: «Я машина, которая работает всегда».

А вечером после трудового дня старается выделить время для танцев. Да, в 60 лет Лейла Адамян выучила первые движения румбы и бачаты. А потом даже открыла свой Дом танца «Дуэт со звездами», куда могут приходить на занятия не только молодые люди, но и их мамы, папы, бабушки.

«В танцы я пришла не от радости — с горя. Когда мне было 60, умер муж, у меня началась тяжелая депрессия. Чтобы хоть как-то вытянуть меня из этого состояния, знакомый подарил платиновую карту в танцевальный клуб.

И уже после первого занятия я поняла, что это соломинка, за которую нужно ухватиться. Ведь что такое танец? Это ритм, физическая активность, красота, общение. Это все то, что помогает нам продолжать работать.

А работа для меня — это жизнь».

Ссылка на основную публикацию