Что изменится в работе российских музеев из-за коронавируса

Российские музеи и галереи готовятся подсчитывать убытки: по последним данным, музей современного искусства «Гараж» закрывается на неопределенный срок из-за коронавируса.

Пока остальные московские выставочные центры подобных шагов не планируют и готовят новые экспозиции. Но ограничительные меры сильно скорректировали их работу. Часть музеев прибегает к современным технологиям, чтобы привлечь посетителей.

Как выходят из положения организаторы выставок? И что планируют делать дальше? Расскажет Юлия Жданова.

Большая часть московских музеев продолжает работать, правда, как отмечают их руководители, это обходится дорого. Дело в том, что им приходится за свой счет закупать маски и антисептики. В итоге расходы увеличиваются, а доходы в лучшем случае не растут, отметила директор ГМИИ им. А. С.

Пушкина Марина Лошак: «100 человек — это теперь то количество, которое мы готовы принять в рамках какого-нибудь события, которое мы устраиваем, не больше. Наши коллеги, которые занимаются билетами, сидят в перчатках. Чаще моем наш музей, а дальше вся ситуация зависит не от нас.

К этому разумно нужно относиться, а выставки открываются, как и предполагалось, пока все в прежнем режиме. Но, мы имеем в виду систему предостережений, поэтому открытие будет маленькое: на нем будет 100 человек, а не 2 тыс.

Как можно предугадать приход пандемии и застраховаться заранее? Убытки у всех, к сожалению, и у музеев тоже».

Что изменится в работе российских музеев из-за коронавируса

Часть музеев готовится к возможному к ужесточению мер по борьбе с коронавирусом. Например, в Эрмитаже сняли пятичасовой фильм-экскурсию и выложили видео на YouTube. Для этого команда проекта разработала новое приложение Catch, где можно вручную или с помощью Apple Watch контролировать настройки съемки.

Делают ставки на современные технологии и в Музее Фаберже, который организовал выставку Сальвадора Дали в московском Манеже. Ее, кстати, только за февраль посетили более 300 тыс. человек.

Сейчас организаторы думают над тем, чтобы перевести работы художника в электронный вид, сообщил директор Музея Фаберже Владимир Воронченко:

«Мы приняли решение, что мы эту выставку постараемся в высоком качестве съемки выложить в сеть, сделать ее интерактивной и. Может быть, мы это сделаем совместно с Министерством культуры, может быть, сами. Мы еще не решили, но мы начали над этим работать.

Работаем мы в прежнем режиме, пока мы не планировали в ближайшее время никакие новые выставки.

Такой пример: при закрытии выставки должны были приехать курьеры из Испании за тем, чтобы проследить и принять картины, но в данной ситуации, учитывая то, что происходит сегодня, мы с ними связались и договорились, что в этот раз мы обойдемся без формальностей».

Российские музеи не только готовятся к возможным отменам выставок, но и стараются не допустить распространения вируса в своих залах. Строго контролируют и сотрудников.

Например, директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова отметила, что проверяет наличие масок у персонала даже во внерабочее время: «Масками обеспечены все сотрудники музея и наших подразделений, в том числе Школа Родченко. Когда человек едет в общественном транспорте, утром и вечером, он должен надевать маску.

Есть приказ: мне посылают селфи в общественном транспорте в маске, чтобы я контролировала. Я считаю нецелесообразным закрытие музея полностью. У нас сейчас открылось фотобиеннале — «Бег времени».

В разгар биеннале, где более 40 проектов и подписанные контракты с зарубежными контрагентами, которые платятся в условных единицах, мы, конечно, потеряли деньги».

Руководители музеев не исключают, что понесенные за последнее время расходы в дальнейшем дадут о себе знать, и от части крупных экспозиций потом придется отказаться. Собеседники “Ъ FM” отмечают, что простой или отмена любой крупной выставки, привезенной из других стран, может обойтись в десятки миллионов рублей. А страховка покрывает лишь небольшую часть внезапных расходов.

В Австрии на этой неделе закрыли семь крупнейших выставочных площадок. Ограничение ввело правительство страны. Представители музеев выразили надежду, что смогут вернуться к нормальной работе в конце мая. Все крупнейшие музеи Мадрида, включая Прадо, тоже перестали работать из-за вируса. В Париже Лувр закрыли до особого распоряжения.

Что изменится в работе российских музеев из-за коронавируса

Читать далее

Сколько теряют российские музеи из-за коронавируса

Светлана Мельникова, директор Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника

В марте 2020 года Владимиро-Суздальский музей-заповедник заработал в два раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Если, к примеру, музей до конца 2020 года не примет ни одного иностранного туриста, то только по этому направлению потери составят более 50 млн руб.

Убытки по направлению внутреннего туризма пока сложно просчитать: все будет зависеть от времени, в течение которого музей-заповедник будет закрыт для посещения.

Одновременно с потерями, связанными с продажей билетов, музей недополучит средства от проведения мероприятий событийного туризма, часть из которых точно в этом году уже не состоится, от продажи сувениров.

Кроме того, для экономии средств на обязательные выплаты сотрудникам нам, возможно, придется отказаться от ряда проектов, в том числе связанных с созданием новых экспозиций и реставрацией памятников, которые мы планировали осуществить за счет прибыли. 

Но сохранить коллектив и поддержать людей — сейчас это первостепенная задача. В связи с закрытием те сотрудники, которые не могли выполнять свою работу (экскурсоводы, смотрители, кассиры, продавцы сувенирной продукции), были в соответствии с действующим законодательством отправлены на простой. Время простоя оплачивается.

Мы уверены, что карантинные меры, которые принимаются в нашей стране, позволят справиться с пандемией. Все заявленные на осень и зиму выставки и мероприятия остаются в планах музея. Главными выставками в этом году для себя мы считаем две — посвященные 75-летию Великой Победы и 100-летию «Русского исхода».

Коллектив музея-заповедника очень надеется на помощь государства и благотворителей. Министерство культуры это понимает, поддерживает нас. Нам, как и всем учреждениям культуры, без помощи со стороны не обойтись. К слову, на регистрации в Минюсте находятся документы на создание фонда развития нашего музея.

Мы приглашаем всех, кто может помочь, к совместной реализации реставрационных и выставочных проектов. На балансе нашего музея находится семь объектов из списка всемирного наследия ЮНЕСКО, едва ли не по всем мы планировали провести работы в этом году — здесь мы очень просили бы меценатов нас поддержать.

Хотелось бы также обратить внимание государства и спонсоров на тяжелое положение наших коллег из частных музеев. Сегодня есть много достойных частных музейных институций, созданных энтузиастами, коллекционерами. Не всегда у их истоков стоят крупные предприниматели. Во Владимире, например, можно назвать Музей ложки.

Есть такие милые, с домашним теплом созданные музеи и в Ярославле, и в других городах. Их единственным источником дохода и содержания является продажа билетов и сувениров. Они тоже помогают людям в период изоляции организовать досуг, реализуют интернет-проекты.

Эти музеи играют большую просветительскую роль и наряду с государственными и муниципальными музеями привлекают туристов в регионы. Хотелось бы, чтобы и о них не забыли в это непростое время.

Владимиро-Суздальский музей-заповедник вынужден был приостановить процедуру проведения конкурса на разработку проектно-сметной документации по реставрации трех памятников, входящих в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Надеемся, что хотя бы к части из них мы вернемся в этом году. Отменены закупки техники и оборудования.

Вместе с тем продолжаются реставрационные работы в Доме-музее Столетовых. Продолжается работа по смене экспозиции в Музее хрусталя во Владимире, возрождение экспозиции «Сплетенье судеб» в Суздале, работа над концепцией отдельных экспозиций детского музейного центра. Мы готовы работать в любых условиях.

У нас перед глазами пример наших предшественников, сохранивших культурное наследие в годы военных испытаний, — нам несравненно проще. Мы чувствуем внимание как со стороны государства, так и со стороны наших посетителей. Количество подписчиков и просмотров на интернет-ресурсах растет. Значит, мы нужны. Значит, мы будем работать.

Значит, все обязательно будет хорошо!

Драпеко рассказала, как изменится работа российских музеев после эпидемии коронавируса

Санкт-Петербург, 18 мая. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по культуре Елена Драпеко рассказала, как эпидемия коронавируса повлияла на работу российских музеев.

Драпеко приняла участие в онлайн-конференции на тему «Как музеи пережили карантин», которая состоялась 18 мая на площадке Медиагруппы «Патриот».

По ее словам, в настоящее время Госдума прорабатывает механизмы поддержки музеев. Кроме того, данный вопрос обсуждался с премьер-министром Михаилом Мишустиным.

«Я обратилась к нему с просьбой поддержать музеи. В Министерстве культуры РФ мы тоже нашли понимание, и я надеюсь, что такая помощь будет», — пояснила Драпеко.

Парламентарий также прокомментировала ситуацию вокруг крымской коллекции «скифского золота», ставшей предметом судебного разбирательства в Нидерландах с Киевом, который требует передать экспонаты украинской стороне.

«Мы опираемся на международное право, согласно которому экспонаты должны вернуться в крымские музеи. Они (Нидерланды – Прим. ФАН) не отказываются его возвращать. Главный вопрос, кому они его отдадут», — отметила депутат.

Он также добавила, что ранее уже возникала подобная ситуация с одной из выставок в США, однако вопрос был урегулирован и музейные экспонаты были возвращены в Россию.

Драпеко также коснулась вопроса поддержки малых музеев в российских регионах. По ее словам, государство оказывает помощь и поддержку таким музеям.

«Я была во многих музеях, в том числе небольших, региональных там очень неплохая посещаемость, приводят школьников на экскурсии и занятия. При этом сами музеи овладевают новыми форматами работы, используя интерактивные экспонаты», — пояснила парламентарий.

Драпеко также рассказала, как изменятся правила посещения музеев после окончания эпидемии коронавируса и оценила его влияние на их доходы.

«Ограничения будут сохраняться до тех пор, пока не закончится эпидемия. В Татарстане уже открываются музеи и там есть посетители. Что касается доходов, я не могу вам назвать точные цифры, потому что их у меня нет, но Минкульт РФ ведет такой учет», — пояснила она.

Напомним, в конце 2019 года в китайском городе Ухань началась масштабная вспышка пневмонии. Позднее было установлено, что источником заболевания является новый штамм коронавируса — SARS-CoV-2. В настоящее время количество зараженных во всем мире достигает 4,7 миллиона человек. Заболевание унесло жизни более 315 тысяч человек.

В России выявлено более 290 тысяч случаев, 2,7 тысячи человек скончались. Более 70 тысяч человек полностью выздоровели, после чего были выписаны из больниц.

Многие эксперты выражают уверенность, что власти США причастны к созданию и распространению коронавируса. Об этом также свидетельствуют контейнеры с пометкой «Бактериологическая опасность», которые были обнаружены на территории бывшего консульства США в китайском городе Ухань.

Читайте также:  Какие льготы положены при получении министерской почетной грамоты рф

Концепция онлайн-присутствия. Как живут закрытые в пандемию музеи :: Общество :: РБК

Директор галереи также отметила, что за весенний локдаун музей постарался максимально оперативно освоить доступные онлайн-форматы. «Мы невероятно нарастили объем своих онлайн-программ. В частности, когда музей уже был закрыт для посетителей, но мы еще могли приходить на свои рабочие места, сняли огромное количество материалов, работая почти 24 часа в сутки.

Для того чтобы потом, на протяжении этих трех с половиной месяцев, выпускать самые разнообразные онлайн-программы, включая 17 выпусков серии «Истории одного шедевра»; включая два прекрасных фильма: «Третьяковка с Сергеем Шнуровым», «Третьяковка с Константином Хабенским». Мы невероятно нарастили наше присутствие онлайн и наше присутствие на YouTube.

Просмотры нашего канала достигли 3,6 млн человек».

Одной из главных задач Трегулова называет необходимость изменения выставочных планов на 2021 год. «Придется отложить открытие тех выставок, которое было намечено на декаду этого года. Это выставка «Русский романтизм» в западном крыле Новой Третьяковки, которая должна была открыться в начале декабря.

И долгожданная для всех нас выставка Роберта Фалька, открытие которой было запланировано на 22 декабря, но мы переносим открытие этих выставок на тот срок, когда закончатся данные ограничения.

Посмотрим, сможем ли мы смонтировать с тем, что есть, чтобы, может быть, в декабре открыть их онлайн», — говорит директор Третьяковской галереи.

Государственный музей Востока

В Музее Востока были готовы к переходу в онлайн, так как понимали, что вторая волна COVID-19 может привести к новому закрытию, рассказал РБК заместитель генерального директора по информационным технологиям музея Владимир Аветисян. Сейчас музей показывает онлайн-лекции и онлайн-экскурсии, которые проводит экскурсовод в Zoom «с полной обратной связью», отметил Аветисян. По его словам, Музей Востока монетизирует оба формата.

«Нельзя рассматривать это как успешную альтернативу прямо сейчас, потому что потенциальный зритель еще не привык к такому формату взаимодействия и не привык, что за контент нужно платить.

Но если на первые наши мероприятия была не очень высокая посещаемость, то сейчас мы наблюдаем тенденцию, что платных билетов становится все больше и больше. В долгосрочной перспективе это имеет большой потенциал.

Особенно учитывая то, что раньше наши лекции не транслировались вообще и был определенный запрос из регионов и из-за рубежа. Сейчас подключаются те, кто раньше не мог попасть онлайн», — рассказал заместитель генерального директора.

Аветисян также отметил, что незадолго до карантина в музее открылась выставка японской керамики, из-за ограничений она принимала посетителей всего два дня. Кроме того, не успела начаться выставка турецкой керамики, конец монтажа которой планировался вскоре после введения ограничений.

«У нас планировалась достаточно большая, амбициозная выставка Александра Васильева в музее, и часть предметов он должен был привезти из-за рубежа.

Но в связи со всеми ограничениями эта выставка переносится на следующий год: какой смысл открывать физически эту выставку в декабре в музее, если до 15 января музеи закрыты точно», — сказал он.

Главной проблемой, по словам Аветисяна, остается планирование новых экспозиций: пока в онлайн вышло то, что было готово к демонстрации в залах еще до введения ограничений.

Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина

В Пушкинском музее с 16 ноября по 15 января должны были открыться выставки «Хранители. Братство ключа» и «Святослав Рихтер. Я вижу музыку». Первая перенесена на январь, вторая отменена, рассказали РБК в пресс-службе музея.

«Уже весной, в начале первого локдауна, мы поняли, что необходимо менять сроки открытия выставок, и договорились с нашими партнерами о переносах. Было перенесено пять выставок: «Хранители.

Братство ключа», «Джузеппе Арчимбольдо и его время», «Билл Виола», «Шедевры из Музея Каподимонте в Неаполе», выставка современной графики из собрания Центра Помпиду.

Мы также договорились с зарубежными партнерами о новых сроках», — рассказали в музее.

Сейчас ГМИИ им. Пушкина разрабатывает «новую концепцию онлайн-присутствия».

В пресс-службе рассказали, что там сфокусированы на бесплатном доступе зрителей к онлайн-контенту музея и рассматривают спонсорскую модель как наиболее перспективную форму монетизации: «Мы создаем качественный и бесплатный контент с большим охватом и вызываем интерес спонсоров». Пушкинский музей проводит некоторые онлайн-программы платно, сейчас прибыль от них составляет около 100 тыс. руб. в месяц.

«Закрытие музея и полный перенос взаимодействия с посетителями в интернет-пространство стали толчком для создания новых онлайн-форматов, которые музей объединил на платформе #НаединесПушкинским.

За это время были максимально задействованы силы научных сотрудников и подготовлен контент для различной аудитории, а также использованы все доступные площадки — социальные сети, сайт музея, YouТube, Zoom», — рассказали в Пушкинском.

Во время первого локдауна в музее открылись две онлайн-выставки, три мультимедийных проекта и 200 онлайн-сессий. По информации пресс-службы, общий охват аудитории онлайн-проектов составил около 7 млн человек.

Исторический музей

Онлайн — единственная форма связи с посетителями и в первую волну пандемии, и сейчас, отмечают в пресс-службе Государственного исторического музея. За лето был разработан платный контент — лекции и экскурсии, — в создание которого вовлечены сотрудники фондовых отделов, кураторы выставок. Работа над онлайн-контентом позволила не отправлять в простой экскурсоводов, отметили в музее.

«Мы продаем онлайн-лекции, подготовили специальные предложения по новогодним подаркам от Исторического музея, работает интернет-магазин.

На сайте музея можно приобрести билет с открытой датой до конца следующего года по специальной цене, а также поддержать музей, сделав пожертвование на сайте», — рассказали в пресс-службе Государственного исторического музея.

Там добавили, что заработок от онлайн-контента «пока достаточно небольшой, все-таки с посещением музея вживую онлайн-формат несравним». Музей также недавно завел официальный аккаунт в TikTok.

На время карантина одни сотрудники Исторического музея переведены на удаленную работу, другие вынужденно отправлены в простой — кассиры, смотрители, продавцы.

В пресс-службе отметили, что сейчас на экспозициях проводятся технические работы, а сотрудники оцифровывают музейные предметы. «Эти работы в присутствии посетителей проводить невозможно.

Так что в любых минусах, стараемся искать плюсы», — рассказали в пресс-службе.

Из-за ограничений четыре выставки Государственного исторического музея перенесли на весну-лето 2021 года: «Придворный костюм из Государственного Эрмитажа», «Викинги», совместный российско-германский проект «Железный век» и «Альбрехт Дюрер. Шедевры гравюры из собрания музеев Италии». С начала года музей отменил одну только выставку — «Ленин» — в период весенних ограничений.

Что изменится в работе российских музеев из-за коронавируса

Столичный музей современного искусства «Гараж» объявил о временном закрытии из-за коронавируса. Директор музея Антон Белов уверен, что это единственный способ минимизировать опасность. В Екатеринбурге на неопределенное время закрылся «Ельцин Центр». Эти музеи продолжили длинный список главных культурных площадок мира, павших жертвами пандемии коронавируса.

Тепловизор, дезинфекция и индивидуальное посещение

Российские музеи пока стараются не поддаваться панике и продолжают работать, правда, предпринимая особые меры по обеспечению безопасности посетителей и сотрудников.

В пресс-службе ГМИИ им. А.С.

Пушкина «РГ» сообщили, что музей продолжает работать, но делает акцент на индивидуальном посещении: «Проходят только те мероприятия, количество участников которых не превышает 100 человек — лекции, камерные концерты, пресс-конференции, индивидуальные экскурсии. Экскурсии сокращаются по продолжительности и количеству людей в группах. Отменены вернисажи и ежегодная акция «Рисуем вместе»».

Особое внимание в музее уделяют дезинфекции и уборке — каждый час залы обрабатываются антисептическими средствами, аудиогиды выдаются с одноразовыми наушниками. Часть сотрудников музея переведены на удаленную работу, а кассиры, экскурсоводы и смотрители будут работать в масках.

Продолжает свою работу и Исторический музей.

По словам начальника управления по связям с общественностью музея Марии Лемиговой, принять решение о закрытии музейного комплекса может только учредитель — Министерство культуры РФ, а пока музей открыт.

Но он приобрел средства индивидуальной защиты для сотрудников, а посетители теперь проходят обязательную проверку тепловизором. Однако этих мер недостаточно, чтобы привлечь людей — посещаемость музея существенно упала.

Адаптируется к новым условиям и Эрмитаж, который также ограничивает количество посетителей, отменяет все массовые мероприятия и усиливает «и без того тщательную уборку музея». Но от запланированных выставок отказываться не собирается.

«Эрмитаж стремится к тому, чтобы выставочные планы музея не изменились.

На данный момент мы планируем, что все наши выставки будут открываться по ранее утвержденному расписанию, однако торжественные церемонии открытия этих выставок с приглашением гостей проводиться не будут», — говорится в сообщении пресс-службы музея.

Добро пожаловать в музей, в виртуальный!

Но как бы ни старались музеи, пандемия заставляет всех играть по своим правилам. И единственный способ противостоять карантину — интернет. Виртуальное пространство на сегодняшний день является единственным местом, где можно безопасно посмотреть новый фильм, послушать оперу или сходить в музей.

Например, в ГМИИ им. А.С. Пушкина в онлайн-формат будут перенесены конференция Пушкинский.Youth «Точка бифуркации» и акция «Я покажу тебе музей», а все предстоящие лекции будут транслироваться в социальных сетях.

«На странице Академии Пушкинского собраны короткие и увлекательные видео для всех желающих изучать историю искусств: эксклюзивные интервью, выступления директоров ведущих музеев мира, — рассказывают «РГ» в пресс-службе музея. — В приложении izi.

Travel доступны бесплатные аудиогиды по постоянной экспозиции и зданиям музея, а также по прошедшим выставкам. Все лучшее, что мы знаем об искусстве, собрано на нашем канале в Youtube».

А для тех, кто хочет увидеть любимую картину или статую в любое время суток доступна виртуальная прогулка по экспозиции музея.

Своим виртуальным туром по праву может гордиться и Эрмитаж, а в его онлайн-коллекции доступны более 400 тысяч экспонатов, 56 коллекций и 18 выставок. Ждут виртуальных посетителей Третьяковская галерея и Государственный Русский музей в Санкт-Петербурге.

В Сети можно «побродить» по залам Лувра и Прадо, Британского музея и музеям Ватикана, музею Сальвадора Дали и музею Гуггенхайм, музею Смитсоновского института и Метрополитен-музею. Пока коронавирус гуляет по планете, осваиваем онлайн режим посещения музеев. Для этого не нужно оформлять визу и покупать билет — приятный бонус для человека, находящегося на карантине.

Пока готовился материал, мэр Москвы Сергей Собянин ввел новые меры для защиты от коронавируса. Соответствующий указ опубликован на сайте столичного градоначальника.

В городе запрещаются все массовые уличные мероприятия в сфере культуры, физической культуры и спорта, выставочной, развлекательной и просветительской деятельности на открытом воздухе.

Введен запрет на мероприятия численностью более 50 человек в зданиях. Ограничительные меры действуют до 10 апреля текущего года.

https://www.youtube.com/watch?v=f96kV9mhOLc

В пятницу 13-го закрылся парижский Лувр. Всем купившим электронные билеты возвращают деньги. А музей переносит открытие выставки картин Альбрехта Альтдорфера, под вопросом запланированная на май выставка «Душа и тело. От Донателло до Микеланджело.

Читайте также:  Как оформить материнский капитал через госуслуги в 2021 году: пошаговая инструкция

Итальянские скульптуры Ренессанса». Так же поступили и все другие музеи Франции, которые закрылись «до нового распоряжения правительства». Ранее свои музеи закрыл Ватикан. А Италия ограничила посещение всех музеев и учреждений культуры на территории страны.

Такая же ситуация в Германии и Австрии.

После карантина музеи ограничат посещаемость

12 мая 2020, 08:00 • ИЗВЕСТИЯ

Российские музеи могут открыться уже в середине июля, сообщила «Известиям» статс-секретарь — замминистра культуры Алла Манилова. Однако число посетителей будет ограничиваться с помощью электронных билетов и предварительной регистрации, а в залы выйдут смотрители не старше 65 лет.

Ведущие арт-институции страны признают, что ясности, как организовывать перемещение зрителей внутри экспозиций и регулировать очередь желающих войти в музей, пока нет. Кроме того, работа музеев при сохранении действующих цен на билеты будет заведомо убыточной.

«Известия» выяснили планы художественных учреждений по возобновлению офлайн-активности.

Жаркая пора

Художественный мир потихоньку выходит из комы. Уже открылись арт-институции Китая, с 15 мая зрителям станут доступны галереи Австрии, а с 18-го — Италии, которая еще недавно была эпицентром пандемии.

В России ситуация пока непредсказуемая, но Министерство культуры уже подготовило и направило в правительство РФ дорожные карты, в которых прописаны все фазы возвращения музеев, театров, библиотек к полноценной жизни, сообщила «Известиям» Алла Манилова.

— Это не просто наше видение ситуации, а детально проработанные — совместно с федеральными учреждениями, всеми лидерами отрасли — сроки, — пояснила Алла Манилова. — Точка отсчета возобновления работы музеев — полное снятие ограничительных мер. Если 1 июня они продлены не будут, появится надежда на оптимистичный сценарий, при котором возможный старт открытия музеев — середина июля.

  • Вместе с тем, до полного окончания пандемии число посетителей будет ограничено, а билеты станут продаваться онлайн, по сеансам, и количество их будет рассчитано исходя из возможности двухметровой дистанции между людьми в зале.
  • — Музеям необходимо сделать ставку на самые яркие проекты, отказавшись от всего, что сегодня не приоритетно и излишне затратно; провести тотальную дезинфекцию всех помещений, причем в несколько этапов; произвести закупки всех необходимых средств защиты сотрудников и посетителей, — сообщила замминистра.
  • Кроме того, отметила она, все публичные помещения будут снабжены информационными табличками, санитайзерами и соответствующей разметкой по всему пути следования посетителей — от входа до выхода, а система санитарной безопасности — неоднократно протестирована.

Маски, перчатки, градусники

В качестве «пилотного» музея, на котором будут опробованы эти меры, Минкультуры выбрало ГМИИ им. А.С. Пушкина. По словам Аллы Маниловой, директор Пушкинского Марина Лошак предложила четкое видение движения по всем этапам, предусмотренным дорожной картой, а все ее заместители и руководители направлений теперь закреплены за конкретными блоками задач.

— Пока не будет создана вакцина от коронавируса, нам придется работать в новом режиме, с целым рядом предосторожностей, — поделилась с «Известиями» Марина Лошак. — На первом этапе в музей будут пускать ограниченное число людей по предварительной регистрации. Они все должны быть снабжены масками и перчатками, на входе будем всем измерять температуру.

Изменится и состав сотрудников. Директор ГМИИ сообщила, что среди смотрителей в период сохранения эпидемиологической угрозы не будет людей «третьего возраста».

Минкультуры уточняет, что Пушкинский «намерен исключить дежурство в выставочных залах смотрителей старше 65 лет, предусмотрев для них другие участки работы».

Предложение музея о том, что возраст работников гардероба, которые физически контактируют с посетителями, сейчас не должен превышать 60 лет, Алла Манилова считает «абсолютно здравым».

Процесс выхода из карантина будет плавным и долгим, предупреждает директор Русского музея Владимир Гусев. И без ограничения посещаемости не обойтись. Но вопрос, как обеспечить соблюдение социальной дистанции в самих залах, остается открытым.

— Один зал вмещает 50 человек, а соседний, допустим, 10. Что с этим делать? Где создавать зоны накопления посетителей, чтобы они не сталкивались? Кто будет регулировать зрительский поток? Ведь человек привык к свободному перемещению по музею. Заинтересовался картиной на противоположной стене — двинулся к ней, — размышляет Владимир Гусев.

Проблема еще и в пресловутых очередях на улице. У музея нет возможности контролировать расстояние между ожидающими входа, предупреждает директор.

Немного проще ситуация в музеях со свободной планировкой. Так, Санкт-Петербургский манеж, единое пространство которого застраивается под каждый новый проект, будет создавать первую послекарантинную выставку уже со специальной разметкой, чтобы помочь посетителям соблюдать дистанцию. А вот необходимость измерения температуры на входе — пока под вопросом.

— Совместно с комитетом по культуре Санкт-Петербурга мы начали обсуждать программу плавного выхода из карантина.

Мы думаем о новых стандартах безопасности, скажем, насколько оправданно будет измерять температуру посетителей при входе. Со специалистами обсуждаем сейчас санитарные рекомендации.

Очевидно, что будут проводиться более частые и более тщательные уборка и дезинфекция помещений, — сообщил «Известиям» директор ЦВЗ «Манеж» Павел Пригара.

Себе в убыток

Схожие меры планируют принять и частные институции. Так, московский Музей AZ собирается ввести двухчасовые сеансы, на которых экспозицию смогут посмотреть 20–25 человек одновременно — разумеется, в масках.

 Такая деятельность будет убыточной, признает основатель и гендиректор AZ Наталия Опалева. Но помочь людям вернуться к привычной жизни, включающей посещение выставок, — важнее.

Марина Лошак называет это «социокультурным долгом».

— Конечно, такая работа для ГМИИ абсолютно нерентабельна. Заработать на этом денег музей не сможет, его содержание будет стоить больше. Но музеи для того и существуют, чтобы люди могли в них прийти, — подчеркнула Марина Лошак.

Стоимость билетов, однако, повышать не планируется. Напротив, некоторые музеи уже продают по специальным ценам билеты с открытой датой на весь год вперед. И Министерство культуры поддерживает такую ценовую политику.

Впрочем, для некоторых институций работа с ограничениями по численности посетителей все равно выгоднее, чем полный простой. По словам Павла Пригара, даже небольшой доход, который «Манежу» принесет деятельность в таком режиме, облегчит жизнь. Схожего мнения придерживается и Ольга Таратынова, директор Музея-заповедника «Царское Село».

— Сейчас, в режиме самоизоляции, мы не зарабатываем ничего. В период карантина мы предельно минимизировали затраты, но даже при этих условиях содержание нашего музея с множеством объектов и огромной территорией стоит 600 тыс. рублей в день.

Мы эти деньги пока берем из тех, что заработали в прошлый высокий сезон. Понятно, что ресурсы, мягко говоря, не бесконечны.

Поэтому даже если придется ограничивать число посетителей, всё равно это для нас возможность выйти из такой тяжелой убыточной ситуации, ­— объясняет Ольга Таратынова.

Перформанс без конца

Так или иначе, Министерство культуры рекомендует при первой возможности возобновить работу в ограниченном формате, а не ждать полного окончания пандемии. Это уже начало возвращения к нормальной музейной жизни, хотя и в новых обстоятельствах, отмечают в ведомстве. Оно же будет решать совместно с главами регионов и Роспотребнадзором, когда можно будет дать зеленый свет.

А вот как сделать так, чтобы публика комфортно чувствовала себя в выставочных залах, пока не знает, похоже, никто.

— Визит в музей все-таки должен быть исключительным эмоциональным событием. Мне бы не хотелось, чтобы люди чувствовали себя в больнице и осторожным шагом гуськом ходили за экскурсоводом, — отметила Марина Лошак.

Директор сравнивает обстоятельства будущей работы с перформансом. И, похоже, это первый перформанс, который объединит все музеи страны. А когда он начнется и закончится, не знают даже сами «организаторы».

Российские музеи не намерены закрываться из-за коронавируса — МК

Лучше перебдеть, чем недобдеть — писал Козьма Прутков и был неизмеримо прав. К счастью, эта мудрость работает сегодня на всех уровнях. В том числе в учреждениях культуры, ориентированных на массовую посещаемость.

Большинство музеев Москвы и Петербурга уже приняли меры предосторожности из-за опасности распространения коронавируса. Но не все об этом говорят, боясь спровоцировать панику. А зря.

Люди должны знать, что меры принимаются, и в музеи ходить можно и нужно, чтобы сохранить ясность ума и чувствовать жизнь даже в сложных исторических обстоятельствах. Что конкретно делается в музеях, узнал «МК».

Первым по поводу коронавируса, пусть и неохотно, высказался глава Союза музеев России и директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. На пресс-конференции совсем по другому поводу (посвященной премьере 5-часового фильма о музее, снятого на IPhonе) он рассказал об усилении мер безопасности в своей вотчине.

На Дворцовой площади планируют установить дополнительный проверочный комплекс из прозрачных материалов. В первую очередь они нужны для противодействия терроризму, но, видимо, и для предупреждения заболевания сейчас пригодятся. Впрочем, точные сроки установки комплекса не были озвучены.

К тому же теперь в Эрмитаже всех сотрудников, которые общаются с посетителями, обеспечили защитными масками. Посещаемость музея упала, но не критично, на 8% по сравнению с тем же периодом прошлого года. По мнению Пиотровского, это связано со спадом туристической активности.

На выставочных планах, по его словам, ситуация не сказалась: все запланированные проекты, в том числе выставка молодых художников из Кореи в конце марта, должны состояться.

Другие музеи тоже вводят меры предосторожности: отпуска и деловые поездки заморожены, более тщательно и часто проводится уборка, сотрудникам выдают маски. Но многие боятся об этом говорить.

Однако замалчивание в данном случае — не лучшая политика. Сейчас в музеях намного безопаснее, чем в ресторанах или общественном транспорте.

Здесь можно забыть о панических настроениях, вырваться за рамки обстоятельств.

Честно и открыто с «МК» поговорила Ольга Свиблова, директор Мультимедиа Арт Музея, где недавно стартовал большой международный проект — Фотобиеннале-2020.

— Ольга Львовна, что вы делаете, чтобы обезопасить посетителей и сотрудников от возможности заражения коронавирусом?

— Я понимаю, что коронавирус — это опасность. Я три года изучала медицину в институте, и это мне всю жизнь помогает. Понимая, что коронавирус идет, еще за две недели до всех объявленных в Москве мер мы начали искать маски. Их не было и сейчас нет. Но мы достали. И еще три недели назад мы купили противовирусный препарат.

Коронавирус ничего не лечит, но противовирусное лечит обычный грипп, смягчает его последствия. Мы заставили людей мыть руки и не обниматься, не жать руки при встрече. Привычка обниматься работает на уровне рефлекса, но сейчас не стоит контактировать лишний раз. Сейчас купили вторую партию масок — 3000 штук. Это мало.

Ищем дальше.

— Маски с респиратором?

Читайте также:  ​​выплаты за преданность работникам ржд в 2021 году

— О чем вы говорите, где их взять? Обычные. Сейчас дефицит везде. Мир не был готов к этой эпидемии. Надеюсь, будет организовано какое-то производство. Маски мы раздаем там, где нужно: гардеробщикам, администраторам, кассирам, охране.

Тем, кто все время в прямом контакте с посетителями. Каждые 2,5 часа они маски меняют. Всем сотрудникам роздано по две маски в день, чтобы они ездили в них в общественном транспорте. Прием посетителей у нас с 12.

00, так что, слава богу, сотрудники, которые обязаны быть на местах во время работы музея, не попадают в час пик. Каждый день объясняем, что не надо садиться в автобус, если он переполнен, подождите следующий.

Мы сделали режим свободного посещения для тех сотрудников, которые могут выполнять свои задачи дистанционно, чтобы люди не ездили лишний раз в общественном транспорте.

— Какие еще меры предпринимаете?

— Закупили дезинфицирующие средства. С огромным трудом! А во Франции такие уже не купить. Каждую ручку, каждый выключатель, все места, за которые люди имеют свойство хвататься, у нас в музее протираются каждый час.

Купили бумажные салфетки. Есть дефицит на рынке — цены подскочили. Музей остался без денег. А ведь за 10 лет бюджет не менялся. Надо понимать, что курс с тех пор сильно изменился.

А сейчас у нас Фотобиеннале — это огромное количество выставок.

— Ситуация сказалась на посещаемости музея?

— На бесплатный день — нет. В платный день, вчера, посещаемость первый раз серьезно упала. 252 человека. У меня такой низкой посещаемости не было за последние 10 лет ни разу. Это результат панических настроений. Но нельзя им поддаваться.

Если в день приходит 700–900 человек, это не составляет угрозы, потому что дистанция между людьми в музее несколько метров. В транспорте намного больше шансов подхватить инфекцию, но мы все равно им пользуемся. В кафе и ресторанах стало меньше людей, но они есть.

Я бы, кстати, посоветовала людям не питаться в общепите. У нас, например, в кафе одноразовая посуда.

— Коронавирус повлияет на планы музея?

— Мы закупили билеты для иностранных гостей и зарубежной прессы и пока не понимаем, вернем или не вернем. Пресса из Франции точно уже не приедет, из Британии — большой вопрос. У них тоже инструкции не выезжать. Отпуска и деловые поездки сотрудников заморожены. Это сильно бьет по деятельности музея, в том числе по планам 2022–2023 года.

Международные проекты за один день не делаются. Что касается стартовавшей Фотобиеннале, то уже понятно, что два художника — Сэнди Скоглунд и Митч Эпштейн с купленными билетами — не приедут. Выставка Сенди застряла на уровне сбора итальянской транспортной компании. С выставкой Митча пока вопросов нет. Логистика сложная, более 40 проектов, многие застряли.

Но я спокойно принимаю решения в этой сложной ситуации, исходя из того, что главное — сколько бы ни стоили средства защиты, они нужны, и мы будем их покупать. Все сотрудники, которые могут работать удаленно, — пусть отсидятся. Мы думали над тем, стоит ли закрывать музей… Но я считаю, что нет. Нужно ходить в музей.

У нас была выставка Игоря Самолета о том, как быть счастливым в любых исторических обстоятельствах. Мы сейчас как раз в таких обстоятельствах. Надо иметь запас ментальной энергии, спокойно жить, трезво думать, не впадать в панику. Да, надо мыть руки много раз в день. Нужно быть осторожней, но это не значит, что жизнь прекратилась.

Искусство для этого и нужно, чтобы не впадать в панику, чтобы продолжать жить. Когда нет толпы, можно спокойно смотреть выставки. А у нас сейчас очень интересные проекты на Фотобиеннале.

КСТАТИ

Музей «Гараж» следит за развитием ситуации и принимает ряд мер согласно предписаниям Роспотребнадзора. В настоящее время приостановлены рабочие поездки в страны с неблагополучной эпидемиологической обстановкой. Сотрудники, которые возвращаются из командировок и отпусков, соблюдают двухнедельный карантин. По посещаемости музей остается в плановых показателях.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28216 от 14 марта 2020

Заголовок в газете: Музеи надели маски

Красота не страшна: до 40% московских музеев могут ввести QR-коды

К зоне COVID-free готовы присоединиться около 40% столичных музеев, выяснили «Известия». Пока что практика введения QR-кодов для них носит рекомендательный характер, решение остается на усмотрение администраций. Уже сейчас в этом формате работают Музей космонавтики, заповедники «Коломенское», «Царицыно» и усадьба «Кусково».

Введение дополнительных ограничений снижает поток посетителей и прибыль более чем вдвое. Но московские музейщики полагают, что связанный с введением электронных пропусков спад — ситуативный и временный.

Куда важнее здоровье посетителей и сотрудников, а превращение институций в свободную территорию от риска заражения в перспективе даже подстегнет культурную жизнь.

Первопроходцы

С ростом темпов вакцинации количество посетителей вернется к допандемийному уровню, уверены опрошенные участники индустрии. Главное — не допустить возвращения к прошлогодней ситуации локдауна.

На сегодняшний день желание присоединиться к COVID-free зоне выразили московский Музей Есенина, Музей современного искусства (ММОМА), музей-панорама «Бородинская битва», Музей Михаила Булгакова.

Другие руководители заявили, что будут действовать по ситуации, исходя из реального потока посетителей.

https://www.youtube.com/watch?v=EXN9yATe3NM

Источник в департаменте культуры Москвы сообщил «Известиям», что к концу лета около 40% столичных музеев могут стать зоной, свободной от коронавируса. Официальных комментариев департамент по этому вопросу не дает. Учреждения культуры действуют в соответствии с указом мэра Москвы Сергея Собянина от 22 июня 2021 года, в котором требование электронного пропуска носит рекомендательный характер.

Первопроходцы введения QR-кодов в культурных институциях вот уже неделю как разместили крупные баннеры «COVID-free» на своих официальных страницах.

Как рассказал «Известиям» директор музея-усадьбы «Кусково» Сергей Авдонин, поначалу возмущенные отзывы сыпались на бывшее имение графа Шереметева как из рога изобилия, причем посетители ссылались на пункт второй Конституции, в котором говорится о праве граждан на доступ к культурным ценностям.

— Эти эмоции мне по-человечески понятны, очень неприятно, когда в чем-то ограничивают, но в этой же Конституции есть другие статьи, где говорится, что каждый гражданин имеет право на охрану жизни и здоровья, это касается и санитарно-эпидемиологических мер, — ответил на эти претензии Сергей Авдонин.

Он подчеркнул, что новая ограничительная мера стала добровольной инициативой музея-усадьбы, принимавшейся вне всякого давления. По словам директора, музей взял на себя социальную миссию, чтобы подтолкнуть тех, кто сомневается в необходимости делать прививки. С жизнью в режиме постоянных ограничений и масок нужно покончить как можно скорее, уверен он.

Директор Музея космонавтики Наталья Артюхина считает, что сновым витком эпидемии стало понятно: музеи просто не в состоянии что-либо запланировать, поскольку неизвестно, закроются ли регионы, доедут ли экспонаты до выставки. В сложившейся ситуации, считает она, нет лучшего решения, чем массовая вакцинация, и в интересах учреждения культуры ее поддержать.

Генеральный директор музея-заповедника «Царицыно» Елизавета Фокина заверила, что новое правило («в целях предотвращения распространения коронавирусной инфекции в музеи допускаются посетители только при наличии QR-кода») введено администрацией исключительно в целях заботы о здоровье сотрудников и посетителей.

— Мы хотим, чтобы пребывание в музее было безопасным и комфортным, — отметила она. — Если наши гости удостоверятся, что у нас по-настоящему безопасная территория, где все сотрудники «первой линии» (те, кто контактирует с посетителями, экскурсоводы и смотрители. — «Известия») вакцинированы, люди к нам пойдут со своими QR-кодами.

Елизавета Фокина выразила надежду, что рано или поздно ограничение заработает в обратную сторону: опасение уйдет — и будет увеличение количества посетителей.

Черная метка или знак качества

Среди музейщиков, готовых ввести QR-коды для посетителей, — директор Московского музея современного искусства (МОММА) Василий Церетели.

— QR-коды сейчас — вопрос безопасности наших сотрудников и посетителей, — подчеркнул он. — Конечно, их введение приведет к временному спаду посещаемости, но это меньшее зло, чем ситуация прошлого года, когда музеи долгое время оставались закрытыми.

Музейщики подчеркивают: то, что музеи должны быть зоной, свободной от коронавируса, сомнению не подлежит, но сроки принятия этого решения зависят от конкретной ситуации.

Заместитель директора по научно-просветительской деятельности Музея М.А.

Булгакова Мария Котова считает, что нет необходимости прямо сейчас объявлять музей зоной СOVID-free, учитывая сезонное снижение посещаемости из-за жары, школьных и студенческих каникул и сезона отпусков.

Директор музея-панорамы «Бородинская битва» Владимир Преснов рассудил, что разумнее всего действовать по обстоятельствам.

— Музеи, решившиеся на QR-коды, очень крупные, с посещением по несколько тысяч человек в день, — размышляет он. — В случае более камерных площадок всё зависит от ситуации с посещаемостью.

В то же время, считает Владимир Преснов, если организация понимает, что ей уже сложно обеспечить безопасность посетителей и сотрудников, нужно принимать жесткие меры, вводить зону СOVID-free. Ничего страшного в кодах нет, подчеркнул директор, люди должны чувствовать себя в безопасности.

Важным делом считает введение QR-кодов и директор московского Музея Сергея Есенина Светлана Шетракова. В перспективе они облегчат жизнь музейщиков, уверена она, люди будут только рады, если не придется ограничивать поток и применять маски.

Что же касается издержек и неудобств, музейщики сошлись на том, что пока введение ограничений влияет на трафик, снижая число посетителей. Так, Сергей Авдонин сообщил, что за неделю посещаемость снизилась более чем в два раза.

При этом директора считают, что снижение не напрямую связано с кодами. Люди, в принципе, опасаются куда-либо выходить.

К тому же сейчас, когда в Москве стоит аномальная жара, многие просто не хотят преодолевать расстояние от метро до входа в музейные залы.

По мнению Натальи Артюхиной, нынешнее ситуационное снижение трафика не критично.

— Если сравнивать трафик нашего музея в июле 2019-го с июлем 2020–2021 годов, то получается соотношение 2,5 тыс. посетителей в день против нынешних 300–500, — пояснила она.

— Если с введением QR-кодов приходит 100 или 150 человек, ничего страшного, число людей, прошедших две фазы вакцинации, пока еще невелико.

А с ростом количества вакцинированных посещение постепенно вернется на допандемийный уровень.

Кроме того, считают музейщики, превращение музеев в свободную от риска заражения территорию в перспективе подстегнет культурную жизнь: для культурных вылазок очень важен душевный подъем, а когда люди идут, гоня от себя опасения подцепить вирус, о таком подъеме говорить не приходится.

Ссылка на основную публикацию